среда, 22 октября 2008 г.

Шок-тур в Венесуэлу

Владимира Кудрявцева задержали в апреле 2008-го  на венесуэльском острове Коче. Это место настоящий рай для экстремалов, огромные океанские просторы, сильный ветер. Уже много лет его побережье является Меккой для  поклонников экстремальных водных видов спорта. Поселились россияне в отеле Пунта Бланка. "Буквально через сутки, после того, как мы туда приехали, мы попросили персонал гостиницы, переселить нас в номер, поближе к пляжу, - рассказала Стране.Ru жена задержанного россиянина Анастасия Панасовская – Дело в том, что дорожки, на территории отеля выложены крупными камнями, а Владимиру, с его травмами было тяжело передвигаться по такой поверхности".
 
Маресьев нашего времени
 
Дело в том, что несколько лет назад, Кудрявцев при неудачном приземлении на параплане, получил тяжелейшую травму. В результате нее,  у него оказалась полностью раздроблена часть позвоночника, защемлен нерв, вылетели суставы, не слушается нога.
Врачи дали неутешительный прогноз: «с такими травмами, батенька, вы не то, что летать, ходить вряд ли сможете», и дали спортсмену инвалидность 1-й группы.
 
 Потом были годы сложнейших и болезненных операций и упорное желание снова жить полноценной жизнью. Сначала путь от кровати до окна, потом до двери. Плюс, несмотря на все запреты медицины, занятия спортом. И уже через пару лет, на удивление всех скептиков-врачей, он снова летал на параплане.
И это несмотря на частичное отсутствие позвоночника!
 
Потом место парапланеризма занял кайтбординг. От него веяло чем-то далеким, из детства, море, ветер, парус, ведь Владимир родом из Сочи. Знакомые и врачи только диву давались, как с такими травмами можно заниматься столь экстремальным видом спорта, с нагрузками, непосильными даже для здорового человека. О Владимире, как о настоящем герое нашего времени даже был снят документальный фильм на телеканале «Культура».
 
В феврале 2008 года Владимир с  помощью друзей, собрал деньги на дорогостоящую операцию. Она длилась семь часов, в результате в позвоночник Владимира была внедрена сложная титановая система,  которая должна была облегчить его жизнь. Ровно через год, на февраль 2009 Владимир был записан на следующую операцию, не менее сложную, но этого может не случится…
 
Тур в тюрьму
 
В конце апреля Владимир вместе с подругой Настей поехал в Венесуэлу. Девушка просила Володю повременить с поездкой, все-таки прошло слишком мало времени после операции, но он был непреклонен. Говорил, что спорт – лучшее лекарство.
 
"Мы объяснили администрации отеля нашу ситуацию, - вспоминает Настя, - но персонал отеля несколько дней кормил нас обещаниями «завтра, завтра». Поначалу мы терпеливо ждали, а потом наше терпение лопнуло. Владимир на повышенных тонах потребовал у менеджера отеля заменить нам номер.
Тот пригрозил, что если мы не успокоимся, то он вызовет полицию. Мы сказали – вызывайте, видимо в этом была наша самая большая ошибка. Но мы не могли даже представить, что все так обернется".
 
Через несколько минут в отель приехали сотрудники национальной гвардии Венесуэлы. В этот момент мы стояли около номера, и они попросили впустить их внутрь. Мы естественно впустили их, поскольку ничего криминального в этом не видели. Гвардейцы с ходу стали рыться в наших вещах, перевернули буквально все, одежду, технику, лекарства, которые нужны были Владимиру для восстановления. В это время менеджер отеля, который вызвал гвардию, кричал, что сейчас напишет на нас некую бумагу, что, мол, мы здесь и не жили вовсе и вообще – «ему такие гости как мы не нужны». Какие такие? Вы вели себя тихо, не дебоширили, и не буянили. Быстро посоветовавшись с Владимиром, мы решили покинуть негостеприимный отель, и я пошла на пляж за снаряжением. В этот момент я видела Володю последний раз. Когда я вернулась, у входа в номер стояли гвардейцы.
Они заявили, что у Володи нашли наркотики, и его увезли в тюрьму, и что если я сейчас перешагну порог комнаты, то в ближайшее время поеду не в Москву, а за ним в тюрьму. Состояние шока.
 
Я ничего не понимала. Какие наркотики?! Что вообще здесь происходит. Спустя какое-то время, мне все-таки удалось оказаться в комнате – из ценных вещей не осталось ничего. Пропали две тысячи долларов, две тысячи евро, 25 тысяч рублей, ноутбук, фотоаппарат, видеокамера".
 
Настя осталась одна в чужой стране, без денег, без вещей, из одежды у нее остался лишь гидрокостюм в котором она была на момент ареста Владимира. Девушка попросила администрацию отеля вернуть ей деньги за ранее оплаченные дни. До конца отдыха им оставалось 35 дней, а стоимость проживания в отеле 110 долларов в сутки.
Но в ответ услышала, что преступникам здесь не место, и если она будет продолжать требовать деньги, то тоже отправится в тюрьму.
 
"Если бы не наши туристы, я бы вообще не знаю чтобы со мной было, - продолжает рассказ Настя. – Несколько дней я ночевала в отеле у земляков, а потом они помогли мне купить билет до России".
 
Россия не спешит на помощь
 
Сразу после происшествия девушка обратилась в российское посольство, но никакой помощи не получила. Дипломаты заявили, что к ним никакой информации не поступало и отказали в помощи. Уже вернувшись в Россию, Настя снова связалась с российским диппредставительством, и вновь никакой реакции.
 
"Они говорят, что у них нет никаких официальных документов по этому случаю, - говорит Анастасия. – За пять месяцев никто из дипломатов даже не навестил Вову в тюрьме. Советуют дождаться приговора, а потом мол они попробуют добиться его экстрадиции. Все мои просьбы о помощи, о том что Владимир инвалид, что ему нужен специальный уход, следует один ответ -
Девушка, пока не пришел официальный документ, мы ничего делать не будем. Ждите суда.
 
Но суда можно ждать очень долго, а в феврале Кудрявцеву предстоит второй этап сложнейшей операции, до которой он может и не дожить в венесуэльской тюрьме.  Первые несколько дней он провел на полу, прямо в коридоре. Чтобы его «поселили» в камеру для иностранных заключенных, Насти пришлось перевести в тюрьму определенную сумму.
 
 "Там творится полный беспредел. Вся тюрьма поделена между двумя воинствующими группировками, все ходят с оружием, а на территории построены настоящий дзоты. Тюрьма только по периметру охраняется войсками национальной гвардии, а внутрь охрана даже не суется, - рассказывает Анастасия. – Как говорит сам Вова, там жизнь человеческая не стоит ни гроша.
Заключенные ходят внутри тюрьмы с обрезами и гранатами, каждый день там идет война между конкурирующими кланами.
 
 Застрелят, и никто искать не будет. Я уже молчу про питание. Каждое утро я просыпаюсь с мыслью, как там Вова, жив еще? За время пребывания в тюрьме состояние Владимира заметно ухудшилось. Можете себе представить, как тюремная антисанитария отразилась на его здоровье! У Вовы нет специальных лекарств, спать ему приходится на кровати с огромной дырой. Он просил ее заменить, ему можно спать только на прямой твердой поверхности, но никто не обратил на его просьбу внимание".
 
Тюремным врачам нет никакого дела до состояния заключенных.
За заключение о признании Владимира инвалидом они требуют несколько тысяч долларов.
 
Но получение мзды в Венесуэле ни к чему не обязывает. По словам Анастасии, примерно через месяц пребывания в тюрьме, местный адвокат предложил помочь Вове выбраться из заключения за 25 тысяч долларов. «Я продала машину,  залезла в долги, но все-таки собрала нужную сумму.
Однако, забрав деньги, через несколько дней адвокат заявил, что не сможет ни чем помочь, а про деньги он словно забыл!
 
"Куда я только не обращалась, везде я слышу отказ, - плача говорит Настя. - Всем наплевать на моего Володю. Я уже не знаю, к кому мне обратиться, помогите!"
Источник strana.ru/

Комментариев нет: