четверг, 13 декабря 2007 г.

Немного о Истории


Первым европейцем, ступившим на берега современной Венесуэлы 1 августа 1498 года во время своей 3-й экспедиции в Новый Свет, был Христофор Колумб. Обнаруженную им землю путешественник назвал островом де Гарча, так как поначалу плохо представлял масштабы открытых им территорий. Но когда Колумб продвинулся в глубь неведомого "острова", то обнаружил дельту огромной реки (Ориноко), которую он исследовал в течение почти двух недель. Большое количество запасов пресной воды буквально ошеломило путешественника, и в какой-то момент он свято уверовал в то, что открытая им земля является не чем иным, как Садами Эдема.

Обитающие там племена были крайне разрознены и неоднородны, а потому в отношении пополнения армии подданных не представляли для испанцев такого интереса, как, к примеру, те же инки или ацтеки. Хотя некоторые из здешних племён многому могли научить и самих, казалось бы, вполне цивилизованных испанцев. Одно из наиболее развитых племён куика, жившее в районе Анд, строило очень неплохие дороги и добилось немалых успехов в деле взаимовыгодной и успешной торговли с соседями. Другие - в совершенстве овладели искусством строительства сложнейших архитектурных сооружений и ирригационных систем. Справедливости ради стоит заметить, что обитали в Венесуэле и более примитивные с точки зрения технических достижений этнические образования, существовавшие только за счёт собирательства и охоты, а некоторые из них вообще имели репутацию каннибалов.

Венесуэла привлекала колонизаторов прежде всего возможностью вывозить из страны рабов, которые во множестве были задействованы на работах в Панаме и на островах Карибского моря, бывших тогда главным перевалочным пунктом по отправке в Европу несметных сокровищ, награбленных завоевателями в Мексике и Перу. Упорно ходившие ранее слухи о немалых запасах здешнего золота, серебра, драгоценных камней, к огромному сожалению испанцев, не подтвердились, а действительно огромные и практически неисчерпаемые залежи "чёрного золота" - нефти, открытые ещё в 1500 году, не производили никакого впечатления на колонизаторов, презрительно называвших этот ценнейший продукт "испражнениями дьявола". Причём игнорирование этого природного источника колоссальных доходов продолжалось там почти 400 лет!

Таким образом, практически три столетия Венесуэла находилась на задворках испанской колониальной империи. А большая часть её территорий вообще оказалась не тронутой испанскими завоевателями. На протяжении многих десятилетий испанизацией отдалённых районов страны занимались лишь неутомимые миссионеры - французы и капуцины.

Хотя испанцы, конечно, не бездействовали - к началу XVI века были практически построены города Коро и Эль-Токуйо. Но дальше, видимо, "освоенческий" запал несколько угас, и в 1528 году испанская корона приняла решение даровать концессию на эти территории немецкому консорциуму банкиров, существовавшему под эгидой банкирского Дома Велзера. За 28 лет, в течение которых здесь продолжалось правление немецких губернаторов, даже далеко не образцово-показательные по отношению к жителям подчинённых ими земель испанцы устали от бесцеремонности и жестокости немецких концессионеров, с которыми те насаждали свои порядки. В итоге в 1556-м концессия была отменена, а испанцы, словно устыдившись своей прежней пассивности, устремились дальше - восточнее Эль-Токуйо. В том же году они основали Валенсию, но уже следующий их шаг по дальнейшему освоению территорий был встречен невиданным ранее сопротивлением со стороны местного населения. Ожесточённая и кровопролитная освободительная борьба длилась ни много ни мало 10 лет и закончилась победой испанцев, в результате которой их отрядом под командованием Диего де Лосады было основано колониальное поселение Сантьяго-де-Леон-де-Каракас.

И всё же Венесуэлу никак нельзя было назвать типичной испанской колонией. На всём протяжении колониального правления в стране не существовало политического единства, так как до 1777 года эта страна состояла из 5 отдельных провинций, управляемых практически независимо друг от друга по причине того, что оно велось из соседних колоний, которые испанцы считали более важными и значимыми. С 1526 года провинции находились под юрисдикцией администрации Санто-Доминго, а с 1550-го - Санта-Фе-де-Богота, которая в 1718 году стала вице - королевством Новая Гранада. А поскольку все венесуэльские провинции находились в отдалении не только друг от друга, но и от центра испанской администрации, они вполне могли считать себя самоуправляемыми.

К концу XVI века доминантой экономики Венесуэлы стало сельское хозяйство. Благодатные и плодородные районы Анд, Западного Лланоса и долины Каракаса давали неслыханные урожаи какао-бобов, пшеницы и табака, венесуэльская кожа также была выше всяких похвал. Испанцев всё это изобилие абсолютно не интересовало, чего нельзя было сказать о британцах, французах и голландцах, с удовольствием покупавших венесуэльские товары. В ответ испанская администрация, ведущая себя подобно небезызвестной собаке на сене, объявила негоциантов всех трёх крупнейших европейских держав контрабандистами. Но эта мера в условиях неуклонно возрастающей прибыльности от экспорта одних только какао-бобов, а несколько позднее и кофе, скорее походила на укус комара и мало кого останавливала. В Венесуэлу хлынул поток иммигрантов, как испанцев, так и жителей Канарских островов, вместе с тем существенно увеличилось количество привозимых из Африки рабов - плантации какао и кофе, всё более расширяясь, требовали огромного количества дармовой рабочей силы. Всё это привело к тому, что к началу XVIII столетия Венесуэла, и по природе своей этнически неоднородная, расслоилась на несколько каст. Верхушку элиты составляли белые пенинсуларес - выходцы из Испании и креолы - рождённые в Южной Америке от испанских родителей, за ними шли белые переселенцы с Канарских островов, около половины жителей страны представляли собой смешанное население - метисов, 20% приходилось на африканских рабов и 10% - на индейцев.

Огромные прибыли от торговли какао, кофе и африканскими рабами как магнитом притягивали на венесуэльское побережье британцев и голландцев. Испанцы, наконец, спохватились и, решив извлечь из сложившейся ситуации собственную выгоду, дали корпорации басков, получившее название "Каракасская компания", эксклюзивное право на торговлю с Венесуэлой.

Всевозрастающее значение этой страны на мировом рынке в конечном итоге привело её к централизации. В 1777-м было создано генерал-капитанство Венесуэлы, в Каракасе было открыто его представительство, а спустя 9 лет была сформирована администрация страны, что давало возможность обеспечивать собственное управление и юрисдикцию.
Европейские события начала XIX века давали венесуэльцам новые надежды на обретение независимости. Наполеон, захвативший Испанию в 1808 году, вынудил Карла IV отречься от престола в пользу его 14-летнего сына Фердинанда VII. А затем, превратив всю королевскую семью в заложников, заставил подписать отречение и Фердинанда. Когда же Бонапарт объявил о своём намерении передать испанский престол своему брату Жозефу, в Испании в знак протеста вспыхнула война.

Городской совет Каракаса, состоявший из испанской знати, отказался присягать на верность французскому императору и в апреле 1810-го объявил о создании хунты, которая намерена править от имени устранённого от власти Фердинанда VII, именуемого в Испании желанным. А через год с небольшим Конгресс, созванный то же хунтой, объявил о независимости Венесуэлы от испанского владычества. Возглавил антииспанское движение генерал Франсиско де Миранда, ставший главнокомандующим сухопутными и морскими силами восставших. И хотя согласно Конституции, принятой в декабре 1811 года, Венесуэла объявлялась республикой, внутриполитические проблемы привели повстанцев к полному поражению. Городские советы Маракайбо, Гвианы, не желая выходить из-под испанского владычества, предпочли поддержать наполеоновского ставленника, а отнюдь не Каракасский совет, большинство же населения страны вообще не видело разницы между властью испанцев и местной знати, по сути, тоже испанской. Так что начавшаяся было борьба за национальное освобождение закончилась позорной сдачей в 1812-м войск де Миранды испанскому генералу Доминго Монтеверди. И испанское владычество было восстановлено.

В мае 1813-го национально-освободительная война вспыхнула с новой силой. Возглавил её легендарный герой Латинской Америки Симон Боливар. Долгие годы победы повстанцев чередовались с поражениями, но неистребимое желание добиться долгожданной свободы в конечном итоге всё-таки привело их к успеху. После освобождения от испанских завоевателей Новой Гранады в 1819 году был созван Конгресс, провозгласивший образование так называемой Великой Колумбии - объединённой республики, в состав которой тогда вошли Венесуэла и Новая Гранада, а через 3 года и Эквадор. Президентом Великой Колумбии был провозглашён Боливар. В 1821-м в битве при Карабобо испанским силам было нанесено окончательное поражение, а спустя пару лет последние следы пребывания колонизаторов на венесуэльской земле были уничтожены. В 1830-м Венесуэла, выйдя из состава Великой Колумбии, стала самостоятельной независимой республикой. Первым её президентом был избран герой освободительной войны Хосе Антонио Паэс, руководившей страной до 1846 года.
Столь блистательная победа освободительных сил, к сожалению, не смогла обеспечить Венесуэле ни спокойной мирной жизни, ни стабильности, ни процветания. Вплоть до 1953 года, когда была принята новая Конституция, провозгласившая Венесуэлу республикой (с 1864-го она носила название Соединённые Штаты Венесуэлы), её практически беспрерывно сотрясали многочисленные военные перевороты, в результате которых к власти приходили различные диктаторы, по большей части гораздо более пекущиеся об укреплении собственных правящих позиций, причём любой ценой, чем о благе государства и его народа.

"Вокруг - Света"

Комментариев нет: